fbpx
Родительство может быть радостным :) +38093-749-56-11 ||| r-v-r@i.ua
Родительство может быть радостным :) +38093-749-56-11 ||| r-v-r@i.ua

Гневный гномик

Продолжаем серию статей “Сказки для детей важны“, где мы показываем, как вы можете в простой форме познакомить детей с различными эмоциями. А распознавать эмоции – отличный навык, который помогает с одними людьми общаться культурно, а с другими – так, как те понимают.

И не путать человека в страхе с человеком в интересе, человека в скрытой враждебности с человеком в консерватизме. Кстати, когда вы начнёте придумывать сказки про эмоции для детей, то намного лучше разберётесь в них, чем даже можете предположить :)

Итак, сегодня – герой сказки в гневе. Гнев – интересная эмоция. Цель её – остановить всё, что не совпадает с видением гневающегося человека. А то, что совпадает, изменить, чтобы можно было гневаться. С одной стороны, человек в гневе как бы активен, как бы шумит, как бы что-то делает. Но с другой, при детальном рассмотрении, активность без результата, шум – впустую, действия – разрушение. И не то разрушение, которое нужно хирургу, чтобы победить болезнь. А разрушение ради разрушения. Лишь бы остановить всех несогласных – а их, по мнению гневного человека, большинство.

Гневный гномик (герой сказки в гневе)

Жил был гномик. Маленький такой, краснолицый, лупоглазый. Бородёнка торчит клочьями, одежда потрёпана, запах неприятный. Голова вжата в плечи, как будто он готов броситься на каждого.

gnom

Все жители леса боялись его. И вот почему.

Например, идёт по тропинке заяц, вокрг зайчата шумя, играют, веселятся. Солнышко светит, птички поют. Идиллия.

Вдруг из кустов гневный гномик на бегу и с жутким воплем:

– Вы чего шумите, изверги? Вы спать мешаете! Я из-за вас уже неделю не сплю! Вот я вас сейчас!

– Но  мы здесь впервые… – Пытался оправдаться заяц. Зайчата просто замерли в ужасе, глядя на этот яростный ураганчик.

– А ты что за отец! – Как не слышал гномик, – я бы детей лупил за шум! Детей должно быть видно, но не слышно!

Заяц сгрёб зайчат и сбежал. Заодно пообещал никогда с гномком не говорить. Ну и конечно, порадовался, что у гномка детей нет.

Ещё пример: гномик на пенёчке, мухе крылья отрывает. Мимо оленёнок – песенка, весёлый цокот копыт, Бемби да и только. Вдруг под ноги коряга, оленёнок кувырком. Плач, слёзы.

А гномик хохочет! А гномик радуется! По доброте душевной советует:

– Ты в следующий раз быстрее беги, лучше упадёшь. Вот смеху-то будет!

Оленёнок в слезах ухромал, а геомик ещё долго посмеивался.

Или другой пример: волк готов на охоту. Сделал разминку, проголодался. Уши торчком, хвост пистолетом, зубы наготове. Пора воздух нюхать, добычу искать.

Вдруг из-за сосны гневный гномик с ором:

– Ты чего тут одишь! Всю добычу распугал! Вот я тебя!

Волк чтил законы охоты и извинился:

– Я не прав, я уже ухожу.

Но извенения только раззадорили гномика:

– Да! Ты не прав! И так легко не отделаешься! Теперь ты мне должен…

Но волк не слушал, а бежал, аж пятки дымились.

Так гномик и разогнал вокруг себя всю живность. Те, кого миновало несчастье личного знакомства, узнали про опасность и избегали изо всех сил. Те, кто боялся – из страха. Те, кто злились – гномик злился сильнее. Те, кто радовался и творил – осознали, что после встречи хочется ломать и крушить, а не веселиться и создавать. Ну его.

В общем, вокруг гномика хлоп – и пустота. Никого живого. Даже бактерии старались пореже мимо пролетать. Лишь болячки – то колено болит, то спина не гнётся. Что ещё больше злило гномика.

Аоднажды… Как известно, природа не терпит пустоты. Воздух стремится в вакуум,  вода – в пустое ведро. Вот и пустота вокруг гномика притянула нечто.

Гномик ощутил это однажды после завтрака. За спиной как будто – шаги. Гномик уже давно не ругался и радость разрушения вспыхнула: “Вот я сейчас как всыплю…” Он обернулся с предвкушением, но сзади ничео. Гномик удивился – показалось?

Но спустя минуту – покашливание слева. И вновь никого. Затем шкребётся справа – и нет источника звука.

Гномик в ярости. Бешенство брызгало слюной, он орал, как никогда:

– Покажись! Выйди! Убью! Уничтожу! Ааааа!

В ответ – тишина. А затем за спиной – как смешок. Гномик обернулся с быстротой молнии – и лишь тень мелькнула бабочкой.

Что это? Опасность? Глюк? Но решимость справиться осталась. Гномик выследил модницу-куницу. Та не смогла справиться с яростью гнома, и бежала. А гномик стал готовить ловушку с помощью украденного зеркала.

Всюду лежат вкусняшки. Алкоголь на любой вкус. Фрукты. Конфеты. Ну и зазубренный ржавый нож за пазухой рядом с зеркальцем.

Гномик громко нахваливает угощение. А сам то и дело украдкой в зеркальце поглядывает, да и рука у ножа. Вот мелькание в зеркальце, раздалось чавканье. Гномик терпит, хоть и бесится. Вот отразилось что-то синее, и исчез самый вкусный ананас. Гномик скрежещет зубами, но виду не подаёт, еду и питьё нахваливает. Рукоять поглаживает.

Вот зеркальце отразило смазанное пятно, пропала бутылка водки. Гномику жалко – но пьяного врага легче убить. Нож плотно обхвачен, гномик аж трясётся от предвкушения мести.

Спустя полчаса всё съедено, выпито. А враг не обнаружен! Это было последней каплей. Гномика, наверное, слышали даже в соседнем лесу – так он орал, вопил, голосил. Проклятия, угрозы, обзывания – всё слилось в единый рёв.

Поревев, гномик понял: нужна помощь. Но к от кого?

Естественно, гномик не считал, что ему нужно перед кем-то извиняться – он чувствовал полную правоту. И неправоту других – чё это они, такие растакие. Он им – помощь, а они недовольны! В общем, гномик решил, что пора забрать долги. Пора попросить о помощи кого-то мудрого.

Кто самый мудрый в лесу? Конечно, сова. Значит, перво-наперво, к ней. Сова жила на самом верху огромного дуба. Ей часто приходилось давать советы, так что у дуба, как обычно, собралась толпа. И вдруг приходит гномик. Самые боязливые сразу сбежали. Остались те, кому совет нужен действительно срочно.

Само собой, гномик игнорировал очередь и пёрся прямиком к сове. Голоса:

– Эй, здесь очередь!

На что гномик рыкает:

– Я только спросить.

– Но здесь все спросить! – Пара волков, мало знакомых с гномиком, решили восстановить справедливость.

Гномик возликовал – наконец-то есть на кого выплеснуть клокочущее бешенство:

– Молчать! $#@@#$%&!!!!!!! – Для убедительности гномик мельтешит перед волчьими носами ножом, аж куски ржавчины летят и со слюной смешиваются. – Ну, ко мне, шавки! @$%#@$”$#@#$%%!!!!!!

Волки отступили. Они легко перекусывали пополам бешенную гиену, но такого они ещё не видели. Да и нож ваечатлил – таким не порезать, зато перепилить, оставляя куски ржавчины и грязи в ране.

Вопли услышала сова. Она как раз решала сложный спор, и вопли, признаться, мешали.родилась мысль: уступить гномику, быстро ответить и продолжить работу. Гномик тем же голосом, что орал на волков, предложил:

– Сова, слазь, дело есть.

– Задай вопрос, – сова пыталась быть вежливой.

Гномик не хотел позориться и излагать при всех. Так что он “культурно” настаивал:

– Сова, слазь! Слазь живо! Давай, топай сюда!

Сова была мудра и поняла – с ним каши не сваришь. Взмах крыльями – и совы нет. Позади кто-то хихикнул. Гномик дёрнулся, аж швы затрещали. Но позади полянка пуста – все давно разбежались. “Опять невидимка шалит, – бурлили гномьи мысли, – ну да ничего, месть не за горами. Пойду к самой хитрой в лесу – к старой лисе”.

Старая лиса лежала себе в норе, мечтала о свежей курочке. Вдруг ветерок донёс запах. ТОТ САМЫЙ запах. Дрожь пробрала лису до кончика покусанного псами хвоста. Вся в крупных, с тараканов, мурашках, лиса срочно рыла нору в глубь. Сквозь зубы неслись проклятия – половина гномику, половина – себе, что ленилась делать запасной выход. Видите ли, никого в лесу не боюсь, кто ко мне со злом придёт… А гномик так, ласково, как мог, сдерживая гневище, звал:

– Лисонька, выгляни, пожалуйста! Мне помощь нужна… Лисонька! Выходи! Я не обижу… Помоги…

Лиса не зря была самой хитрой и так долго прожила. Она даже не глядя знала – за спиной гнома дрын. Лиса плюнула на опасность, решила, что как-то выберется. Пара сильных махов лап – и подземный ход обвалился. “Хорошо, что гномик не умеет норы рыть”, – думала полупохороненная заживо лиса.

А терпению гномика подходил конец:

– Лисонька! Ты где? Выходи… Выходи! ВЫХОДИ ТЫ, ЖИРНАЯ КАРГА! Мне нужна помощь! Рядом!

Гномик на пробу ткнул дрыном в нору. Палка нащупала заваленный ход. Тончайший лёд, сковывавший лаву ярости, разбился в пыль. Гномик лупил палкой по земле, а вопли, наверное, пугали даже кротов за 10 километров отсюда.

Еле живая, задыхающаяся лиса была счастлива.

Спустя полчаса гномик выдохся. В голове созрел план – пойти за помощью в соседний лес. Вдруг там можно будет кого-то врасплох застать.

Путь долог. Невидимка то шкребётся, то шуршит. Настроение поганое, хочется всех убить. Наконец – опушка соседнего леса. А на опушке – вот удача! – орёл. Высоко летает, всё видит. Должен быть умным. Гномик подустал, поэтому начал спокойно:

– Уважаемый орёл, нужна помощь.

Орёл важно махнул крылом – продолжай, мол. Всегда приятно, когда уважают. Даже такие заморыши.

– Появился кто-то рядом со мной. То смех, то шаги. И увидеть не могу! Прибил бы гада! Что делать?!!

Под конец гномик аж по полу катался и слюной захлёбывался. Покраснел, на помидор стал похож.

Для орла это было неожиданно. Но он был действительно умён и уточнил:

– Скажи, с тобой долго никто не общался?

– Да! Они сволочи! Гады! Я им добро, от души – а они брезгуют! Убью!

На что орёл пожалел соседей гномика. Сомнения были отринуты:

– В пустоту вокруг тебя засосало нечто. Значит, тебе надо найти кого-то с большей пустотой. Это нечто пересосёт туда. По счастью рядом живёт змея. Она довольно зла, никто с ней не общается – так что, может, попробуешь? Здесь недалеко – за корягой, в болоте.

Расчёт орла прост: гневный гномик столкнётся нос к носу со злобной гадюкой, местным эквивалентом гномика. И либо они друг друга убьют, либо… Что-то да случится.

Гномик ринулся, как понял. А понимания было лишь чуть – что там есть кто-то, к кто заберёт невидимку. Этого было достаточно. Радости столько, что гномик даже не оскорбил орла напоследок. Хоть и хотелось “помочь” – указать, что так не сидят, и что клюв мог бы быть у хищника и побольше. Но гномик бежал, не чувствуя сучьев и корней.

Вот под ногами зачавкало, показалось гигантское поваленное дерево – похоже, обещанная коряга. Гномик притормозил. Уши чутко ловили звуки. Руки стискивали рукоять. Гномик вглядывался в переплетение ветвей, воображение рисовало гигантского зловредного змея, которого он покарает невидимкой за грехи.

Вдруг – гномик аж подпрыгнул – пронзительное шипение:

– Шшшто это за выродки шшшляются…

Гномик обернулся – у ног небольшая змейка. Чешуя клочьями, глазёнки пучатся, язык так и мелькает.

Гномик замер: что делать? Перешёл невидимка или нет? Может, как-то поспособствовать? Но тут стало не до мыслей, змея продолжила оскорблять:

– Ты, заморышшшш, шшшшто припёрссся, ссссон нарушшшил? Мама вежливосссти не учила? Или, наоборот, пять раз шшшвырнула и один поймала? То-то бородёнка плешшшивая, мордяка как свекла заразсссная!..

Гномик не выдержал, чаша – в дребезги под напором водопада бешенства:

– Ты, худосочное пресмыкающееся! Ты червяк в слоновьем кале, ты глист больного дикобраза, – вопил он как резанный.

– Ты отродье лживых бомжей! Ты недомерок! Ты украшшшшшшение лужайки! – Не оставалась в долгу змея.

Гномик – за ржавый грязный нож. Гадюка обнажает огромные, слегка подгнившие клыки. Силы были равны. Никто не решается напасть первым. Но никто не мешал продолжать оскорблять и грозить.

Теперь противники орут одновременно, не слушая. Капли яда дымятся на траве. Нож раскаляется от трения о воздух. Атмосфера адская, и это громаднейшее преуменьшение.

Итог – усталость и голод. Пришлось сделать перерыв. Гномик наскоро перекусил грибочком, змея, похоже, съела жабу. Взаимодействие вспыхнуло по-новой. И снова. И опять…

Как вы понимаете, орёл в чём-то оказался прав. Гномик и гадюка  меньше портили жизнь другим, поскольку силы уходили друг на друга. Но друг друга не убили, и порой посторонним перепадало за двоих. Но редко, так как надо враг врага подавлять.

В общем, можно сказать, все в выигрыше.

А невидимка? Знаете, когда дел по горло (например, нужно с утра до вечера унижать противника), то как-то не до невидимки. Но, по логике, он ушёл – ведь пустота вокруг гномика заполнилась…


 

Удачного распознавания гневных эмоций!