Родительство может быть радостным :) +38093-749-56-11 ||| r-v-r@i.ua
Родительство может быть радостным :) +38093-749-56-11 ||| r-v-r@i.ua

Сказка о противодействии

Продолжаем цикл статей “Сказки для детей важны” новой сказкой: “Сказка о противодействии“. Эта сказка про такую жёсткую и саркастическую, вечно недовольную, всё делающую наоборот эмоцию “антагонизм”. Или, по-нашему, “противодействие”.

Сказки про эмоции – это простой способ познакомить детей с различными чувствами, эмоциями. И с тем, что следует из той или иной эмоции. Например, ребёнок с помощью нескольких сказок, где герой в скрытой враждебности, сможет отличать в своём окружении людей в скрытой враждебности. И сможет с этим справиться (например, с помощью материалов статьи “Как избавиться от скрытой враждебности“), особенно если родители помогут и разработают несколько сказок вместо нравоучений 🙂

Ну а сегодня, в помощь вам, сказка про антагонизм (для более старших детей, как и сказка про Одинокую волчицу).


 

Жили были дед и баба. И любили они друг друга всё больше, несмотря на возраст. В общем, идиллия – на зависть или в пример, кому как.

Однажды,  просыпается дед, потягивается. Светло, тепло. Птички поют, солнечные зайчики сверкают. Хорошо! Дед ещё раз потянулся. Зевок, другой. Расчесать лысину, приодеться (ибо любовь ещё и от внешности зависит). Теперь можно и к работе.

Выход из спальни. Там бабка… Он ожидал общительную красотку, ожидающую счастливого дня. Бодрое приветствие уже рвалось с губ, как вдруг:

– Что, встал, наконец? – Сварливый голос резанул слух, как болгарка по стеклу.

babka

– Да я вроде, как обычно… – Начал дед.

– А ты, значит, неуверен, – проворчала бабка, – ну, ясненько.

Дед решил, что ослышался. Созрело решение начать с начала:

– Я вижу, ты бодра и активна, – начал он, почти не кривя душой.

– Шуткой  не подмажешься, – сказала, как отрубила палаческим топором. – Жрачка где?

– Но по расписанию ты готовишь с утра, – дед ещё не закончил, а уже стало заметно: благодатного ответа не будет.

И точно, бабка как будто ждала повода оспорить:

– Да что ты говоришь? А за кого я стояла год газад, в пятницу с утра и до обеда? А кто ленью обростал, когда я закатки катала? А ещё…

Под перечисление “грехов” дед, что называется, зверел. От взаимного смертельного скандала спасало лишь тускнеющее чувство любви.

Но у деда с бабой и раньше случались размолвки, так что дед собрался с мыслями и отступил.

Созрел план – порадовать бабку, поднять настроение. Бабка любила шашык и сюрпризы. Так что ближе к вечеру мясо мариновалось, угли рдели, а дед выглядывал запропавшую куда-то бабку.

Вот бабка, злобно бурча, вбежала в дом – как раз время её любимого сериала. Так что мясо на шампур, сериалу конец – тут и подарочек. Не план – песня.

Выходит бабка. Руки в боки. Брови нахмурены. Глаза так и рыскают в поисках повода сцепиться. Взгляд упирается в сюрприз. Губы кривятся, рот извергает:

– И что это я вижу?

Не такого ожидал дед. Но он собирает волю в кулак и миролюбиво приглашает:

– Сюрприз для любимой…

– Сюрприз, значит. На деньги семьи купленный. Мной, значит, оплаченный. А ну дай сюда!

Рывок, и блюдо с шашлыком у бабки. Разворот – бабка, как танк, домой.

– Эээ, а я тоже хочу… – дед пытается хоть как-то хоть что-то…

– А ты спи голодным на сеновале. И думай о том, как виноват.

Хлопок дверью и повернувшийся ключ показали – спор не только бесполезен, но и невозможен.

Шок. Ошеломление. Смятение и провал. Дед вспомнил, как колюче спать на сеновале. Особенно когда без сена.

“Бабку как заколдовали. Спать на досках не хочу. Что делать? Ах, да. Пойду к ведьме – хоть и мракобестие это, но хоть часть ночи потрачу”. Наблюдения есть, решения есть – осталось воплотить. Дед – в путь.

Сумерки, мигают первые звёзды. Жутковато – дед впервые шёл к ведьме. Слава о ней была недобрая. Если к ней и ходили, то в основном, просьбой: “Пожалуйста, не делай то-то и то-то, мы уже исправились”. Но вроде как были и те, кому ведьма помогла.

Дед застал ведьму в хлопотах: беготня вокруг котла, выкрики непонятные, но явно злобные. Вот в котёл – зелье. Варево из бурого в чёрно-красное, вонь сильнее. Ведьма вопит громче и злее. Палка-мешалка – в смесь, как пика в ненавистного врага. Дед только решил сбежать, как ведьма заметила гостя. Взгляд спокоен, голос приятен:

– Всё, я закончила. Чего тебе?

Дед решил зайти издалека – на всякий случай:

– Добрый вечер. Шёл я мимо, язык незнакомый услышал. Это был адский чёрный язык древнего зла?

– Нет, это был немецкий.

– Вы читаете заклинания на немецком? – Удивился дед.

– Не, это не заклинания. Это матюки. Так чего тебе, лингвист-полуночник?

– Ээээ, ну, вопрос… Такое с бабкой моей… Не знаю прям, как сказать… – Мямлил дед.

– Твоя бабка стала редкостной скотиной и ты не знаешь, как с этим быть, не так ли?

– Таки да, – дед поразился точности формулировки проблемы.

– Ха, ты не один такой. У меня уже все мужики побывали, как это двусмысленно не звучит. Каждый – с тем же. Ты дольше всех держался, наверное, любовь очень сильна. Это мне и нужно.

Деду не понравился намёк на нужность любви, но бабка была дороже. Он уточнил:

– Что, каждая женщина в селе озверела?

– Большинство, включая девочек и старух.

– Но почему!?!?

– Не знаю, магия не срабатывает. Да ты и сам видел.

Воспоминание заставило поморщиться. Отгоняя образ, дед спросил:

-Кто виноват? И что делать?

– Не знаю. Надо думать. Надежда на твою любовь.

– Я же не маг! Чем могу помочь?

– Ты единственный, кто хочет помочь. Так что думай.

– Чего тут думать? Как это вообще могло быть?

Ведьма поняла: без данных дед – не помощник. И пояснила:

– Для такого колдовста надо куклу человека из воска или глины, в неё – ногти, волосы и так далее от жертвы. Ну а дальше – кое-что плюс кое-как, и заклятье готово.

Дед подумал: “Бред”. Но дома – злая бабка, и он уточнил:

– Можно ли сделать общую куклу? На всё село?

– Можно. Но нужны частицы от тел каждой жертвы.

– С каждой тётки, бабки и девочки? Невозможно! Представь: ночь, луна. И некто в чёрном, с острейшими маникюрными ножницами. И большой коробкой для ногтей и волос. Шкряб шкряб ножнички. Шур шур ногти в коробку.

Ведьма, смеясь:

– Или в бутылку ка-кап. А там плюх-плюх!

– Как это волосы и ногти плюх плюх? – Удивился дед. – Как могут ногти капать?

– Почему ногти – слюна.

– Ты же говорила “ногти и волосы”…

– Я сказала ногти, волосы и так далее. Слюна, перхоть, пот…

Дед перебил:

– Пот?

– Ну да, любая частица тела.

– Что ж ты сразу не сказала!

– Это ты не понял… – Возмутилась, было, ведьма. Но дед снова прервал:

– В селе был инструктор по фитнесу!

– И что?

– Ты не знаешь?

– Нет.

– И не ходила?

– Вот ещё. Бесовское это дело – пллуголым под музыку скакать. – Ведьма скривилась.

– А как же ведьмовские песни бесам в полуголом виде? – Стереотипы деда пошатнулись.

– Это всё воспалённое воздержанием воображение инквизиторов. Но мы отклонились. Что там с фитнесом?

– Ах, да, – дед вернулся с полей фантазии в пованивающую хижину, – неделю назад была акция-реклама от фитнес-центра. Групповое занятие всем женщинам бесплатно. И моя бабка была!

– При чём здесь пот?

– Так все взмокли, как в адской сауне. А пот – в клубные полотенца. Я сам носил корзины в машину – мол, “не загрязняйте природу, всё сюда”. Своими руками зло творил! Чёрному магу помогал! – Дед одновременно и раскаивался, и сожалел, и злился – и хмурится, и щурится, и скалится. При этрм оставалась хорошая порция скепсиса – не бывает такого, и всё.

– Ну и гримасса, – подметила ведьма. – Казниься и сомневаться бесполезно. Давай думать, как победить.

– А что тут думать. Ты дунешь, плюнешь. Заклянёшь. И все дела – нет мага.

– Дунуть, я, может, дуну. А на кого?

– Как на кого? – Настрой деда был мстительным, а глаза выискивали по углам осиновые колья. – На их тренершу! Она была – чистая цыганка. Чёрная колдунья сто процентов.

– А если это была ассистентка? А если массажист? А если дворник? Невинного подавим, проблемы не решим.

– Как же быть? – Дед расстроился, весь геройский запал пропал.

– Не знаю. Проще найти не виновного, а куклу. Так легче разрушить чары.

– Ну пошли искать!

– Вдвоём сотни лет рыться будем. У чёрных магов полно подручных. Если не люди, то демоны.

– Ну это уже слишком, – дед влзмутился. – Какие демоны! Это всё сказки.

Ведьма игнорировала деда и думала:

– Вот бы тётки заклятые помогли…

– Как же, помощь. Что бабке ни скажу – наоборот делает. Как подросток какой.

– Да! Это элементарно. Вот если бы это гнев был, то пришлось бы поработать. Если бы негодование – тем более. А так это простое противодействие.

Ведьма вскочила, руками машет – чуть котёл не опрокинула. Голос повелительный.

– Так: в село. Говори всем, кого встретишь, чтобы они НЕ требовали бесплатных занятий по фитнесу среди ночи. Второй крючок – на слабо, на спор. Я тоже побежала. Заклятие сильное, так что человек пять наберём.

Дед взялся за дело. Первые две тётки послали – середина ночи, как-никак. Вторые три обругали. А потом дед понял, как правильно, вошёл во вкус. Бабку даже уговаривать не пришлось. Она с порога:

– Куда это все среди ночи?

Дед:

– Тебе туда нельзя.

– Что? Плевала я на твои запреты! Бабка – на велосипед. Педали круть – и тьма поглотила колонну жаждущих дармовой тренировки фурий, только ветер хлестал полами халатов и ночных рубашек.

Дед, мечтавший обозреть неглиже некоторых из велосипедисток поближе, нашёл удивлённую ведьму на площади.

– Вот это сила заклятия! – Восхитилась она. – Ну что, в путь?

Мопед с борцами со злом укатил за колонной бабок. Подскакивая на ухабах, дед представлял, что будет. Но даже близко не угадал.

Фитнес-центр раскинулся на холме – несколько двухэтажных зданий, подсвеченных прожекторами. Тётки ломились на ресепшн, а бедная охрана баррикадировала дверь столом. Самое время полазить поискать. Тем более что чёрный маг пока не проявился.

Ведьма – за рамочку, благо, теперь помехи малы. Пять минут – и место найдено: огромный оплывший котлован под фундамент.

Вдалеке ругались бабки. Сквозь тьму ночи фонарик высветил: на дне – грудище грязных полотенец вперемешку с глиной. Видны следы трактора, полотенца явно трамбовали бульдозером. Как ни странно, результат похож на фигуру женщины. Пятно света упало на оскал, нахмуренные брови.

– Вот и разгадка, – ведьма облегчённо вздохнула, – всё это случайно. Не нужно магических войн.

– Как случайно? Мы зря бабок пригнали?

– Не зря. Заклятие, хоть и наложил случайно какой-нибудь обиженный тракторист с талантом к магии, нужно снять огнём. Этого охрана нам бы не дала. А так они делом заняты. Неси бензин.

– Ну вот, а я думал, будет битва…

– Так намного проще, чем схватка магов. Уж поверь. Неси.

Дед раздобыл две канистры солярки:

– Не маловато?

– В самый раз. С символической магией борются символами.

– Чего?

– Кукла с полотенцами – символ. Она олицетворяет злую женщину. Значит нам нужно символически и окончательно разрушить связь пота и символа. Лей сюда и поджигай.

Огонь пыхнул, чадящие концы пламени плавно переходили в ночь. Жар отогнал борцов со злом от края котлована. Ведьма махала руками и разрушала символическую связь. Дед надеялся, что процесс не символический, а реальный.

Тем временем охранник вызвал менеджера, менеджер – директора. Директор дал добро на бесплатное занятие. Почти расколдованные тётки и бабки яростно крутили педали тренажёров.

Светало. Огонь догорел. Пятна копоти изменили грудищу полотенец до неузнаваимости. Теперь это просто вонючая горелая ткань.

– Эх, зря мы всех расколдовали. – Дед задумчиво глядел на идущих с тренировки женщин. – Можно было оставить кое-кого – я бы говорил: “Спорим, ты не вскопаешь мой огород!” А она: “Нет? Вот, смотри!” И дело сделано.

– Эх, дед, – ведьма вздохнула. – Не ты первый. Только вот нужен ли тебе огород, вскопанный злобным ураганом? Такие думают не о качестве, а о победе в споре любым путём. Иди лучше бабку реабилитируй.

Дед вздохнул, вспомнил о любви. Работа закипела.


 

Удачного распознавания противодействия-антагонизма!

Пишите ваши вопросы и наблюдения в комментарии!